25 сентября 2019
«Стекольщики выходят из кризиса»

Председатель правления АО «Завод «Экран», международный эксперт стекольной отрасли Павел Бобошик оценил отдачу от инвестиций в экологию и обозначил ее влияние на экономику стеклотарных заводов, сравнив российский и зарубежный подходы к переработке вторсырья. Кстати, интервью он дал в самолете, по дороге в Европу, где у него были запланированы встречи в штаб-квартирах компаний AB InBev и Carlsberg Group, а также с представителями Европейской Ассоциации производителей стекольной тары (FEVE).

Павел, что сегодня представляет собой отечественная стекольная промышленность? Затронули ли ее инновации?

– Стекольная отрасль в России относительно молода, рынок стеклотары все еще неустойчив. До 2008 года в стране активно строили и модернизировали стекольные заводы: в результате наблюдали переизбыток мощностей, перепроизводство, демпинг как способ найти каналы сбыта. У тех, кто привлекал заемные деньги, возникли сложности с погашением кредитов. Таким образом, ожидания значительной части инвесторов не оправдались. Сейчас ситуация стабилизируется, пять лет назад было хуже. К настоящему времени кто-то сумел реструктуризировать долги, на базе этих промышленных структур создаются новые – более эффективные, в том числе, за счет инноваций. Среди ключевых приоритетов – максимальное облегчение стекольной тары и рационализация энергопотребления, что, к слову, связано с решением экологических проблем.

И это отвечает вашим бизнес-интересам?

– Поясню на примере «Сибстекла». Вес бутылки здесь снижают с помощью технологии NNPB (Narrow Neck Pressand Blow – узкогорлое прессовыдувание – Ред.) – на 20-25%, до 283 г. Одновременно мы совершенствуем качество продукции – впервые в стекольной промышленности начали наносить на поверхность тары покрытие, содержащее углеродные нанотрубки, благодаря чему относительно тонкая стенка стеклоизделия становится прочнее. Выпуск «облегченки» позволяет уменьшить потребление первичного сырья, замедлить темпы истощения полезных ископаемых. С этой целью, а также чтобы сократить использование воды, газа, электричества, и как следствие, объемы выбросов СО2, NOх, парниковых газов, стремимся увеличить долю стеклобоя в шихте (смеси сырьевых компонентов – Ред.). Температура плавления стеклобоя не столь высока, как песка, соды и доломита, и срок службы стекловаренных печей продлится, поскольку выгорят они не через 7-10 лет, а через 12-18.
Отдачу от инвестиций в экологию общество получает практически сразу, а бизнес в долгосрочной перспективе. К сожалению, эти расходы не учитываются при налогообложении, экологические субсидии не распространены. Стекольщики выходят из кризиса, им нужна мотивация к экологически-ответственной деятельности, какие-то экономические стимулы.

Существует ли конкуренция между российскими и западными производителями стеклотары? Какую роль в конкурентной борьбе играет дизайн стеклоизделий?

– Рынок стеклотары, в частности, бутылки объемом 0,5-07 л, – локальный. Конкуренции в международном масштабе нет и быть не может. Перевозить тарное стекло на длинные расстояния очень дорого, значит нецелесообразно. Исключение – тара объемом 50 и 100 мл, ее экспортируют предприятия, чьи мощности расположены рядом с морскими портами, например, в Санкт-Петербурге, на юге России. Сейчас это тем более выгодно, поскольку рубль ослаб.
Стеклотара является упаковкой и ее дизайн влияет на спрос, а если речь идет о бутылках для водки и другого крепкого алкоголя, то и обеспечивает узнаваемость бренда. Потому водочники в России уделяют огромное внимание оформлению тары, привлекая российских и иностранных специалистов. Как следствие, по дизайну их продукция не уступает зарубежным образцам, а то и превосходит их. Внешний вид бутылок для пива также соответствует глобальным трендам, поскольку 85% напитка в РФ производят три мировых гиганта пивной индустрии – AB InBev Efes, Carlsberg Group и Heineken. И где бы не находились их заводы, дизайн тары для определенных марок пива будет одинаковым. Отстает дизайн бутылок для воды, в том числе, минеральной. Есть пара хороших брендов, остальные надо дорабатывать. Вообще, в стекло разливают очень мало воды. Да, покупательная способность населения не высокая, но когда мы заказываем воду в ресторане, ее все-таки должны принести в стеклянной таре.

Подорожание импортных комплектующих отражается на ценообразовании продукции стеклотарных заводов? Как складываются взаимоотношения с поставщиками сырья?

– Если в 2017-2018 гг. мы могли как-то восстановить показатели профитабельности отрасли, то с конца 2018 года они опять падают. Таможенные платежи и сборы, доставка из Европы, НДС – эти факторы обуславливают удорожание импортных запчастей. Поставки энергоресурсов монополизированы, одного из главных сырьевых компонентов – кальцинированной соды – олигополизированы. В структуре расходов на сырье 45-50% приходится на долю соды. Ее продают ТД «Башхим» и «Крымский содовый завод», несмотря на неоднократные обращения стекольщиков в ФАС, удерживая цены на уровне мировых. На том же уровне балансируют цены на отечественное сырье для пленки, в которую упаковывают паллеты со стеклотарой. И буквально все промышленники вам скажут, что в России завышена стоимость электроэнергии и природного газа.
В таких условиях работает каждый из нескольких десятков производителей стеклотары, намеренных получить контракты с производителями напитков – а они интегрируются и, в свою очередь, определяют цены, которые стекольные заводы могут назначить за свою продукцию.
Чтобы вернуть затраты и получить прибыль, «Сибстекло» оптимизирует себестоимость изделий, в том числе, развивает собственную сырьевую базу: речь идет о добыче песка и его обогащении, разработке озерных месторождений природной соды в Алтайском крае, и, конечно, инициативах, связанных с утилизацией стеклобоя.

Если проблема нехватки вторсырья столь актуальна, то какие конкретные меры вы предпринимаете, чтобы увеличить его поступление?

– В России повторно переплавляют от 7 до 15% стеклобоя, тогда как в Европе 75%, в некоторых странах до 90%. Причем одна тонна неочищенного от пробок и органики вторичного стекла здесь стоит в два раза больше, чем на Западе. Прозрачная система рециклинга ТКО в регионах еще формируется, и, как правило, мусор у домов не сортируют – содержимое баков везут на свалку. Чтобы исключить участие «серых» посреднических фирм в цепочке доставки отходов стеклотары на «Сибстекло», мы создали компанию «Гласс Рециклинг», которая закупает стеклобой напрямую у управляющих компаний, предприятий, эксплуатирующих полигоны в Сибири, у регоператоров по обращению с ТКО и их подрядчиков.
Планируем постепенно заместить стеклобой, приобретаемый по откровенно завышенным ценам, относительно недорогим от «Гласс Рециклинг». Надеемся, в дальнейшем вырастет и общее количество вторсырья, применяемого «Сибстеклом».

Возможно ли в существующих реалиях вернуться к советской системе оборота стеклотары?

– Без серьезных капиталовложений вряд ли, а компенсированы они будут путем повышения цен на напитки. Во-первых, расходы на обслуживание торговых залов и подсобных помещений довольно высоки, ритейлеры стараются задействовать площади по максимуму и размещать ящики или автоматы для приема стеклотары им негде. Во-вторых, эти ящики надо приобрести. Тару с напитками привозят в магазины на картонных поддонах запечатанной в стрейч-пленку – бутылки плотно примыкают друг к другу, таким образом в машину их входит больше: так изготовители экономят на транспортировке своей продукции. Кроме того, необходимо привлечь дополнительный персонал, чтобы обеспечить качественную сортировку тары либо придется автоматизировать данный процесс на производстве. Я уже упоминал, что компании, выпускающие напитки в стеклянной таре, предпочитают уникальный дизайн бутылок для каждого бренда. И по понятным причинам производителю пива Х не нужна бутылка для пива Y.

Реализуя схемы вовлечения отходов в хозяйственный оборот, имеет смысл опираться на зарубежный опыт?

– Приехав в Сибирь в 2012 году, я столкнулся с огромным дефицитом вторсырья. Разбираясь, почему его называют мусором, я понял, что здесь гордятся богатством природных ресурсов и не чувствуют острой потребности заниматься утилизацией ТКО. Как следствие, решать эту задачу в России нужно в отсутствие к тому системных предпосылок, а также с учетом национальной специфики. Однако я бы предложил проанализировать опыт Дании, где уже в 1978 году впервые в мире приняли постановление, закрепившее, что не менее 50% всей упаковки должно быть переработано. Тогда же производители напитков совместно с правительством создали non-profit организацию с целью повысить сбор стеклобоя и добиться, чтобы новые бутылки делали только из вторсырья. В 1989 году датское законодательство наделило местные власти правом распоряжаться коммунальными отходами, сообразуясь с Национальным планом управления отходами. Промышленные отходы сортируют и предварительно обрабатывают на предприятиях. Все виды отходов собирают и перемещают до переработчика частные компании.

Справка ООО «Сибирское стекло» («Сибстекло», Новосибирск) – крупнейший производитель стеклотары в азиатской части России, якорный резидент индустриального парка «ЭКРАН», созданного на территории АО «Завод «Экран» (все компании входят в РАТМ Холдинг). В стекольных комплексах освоено изготовление 120 видов продукции.
ООО «Национальная стекольная компания» (Москва) решает задачи, связанные с консолидацией стекольной отрасли, что позволит стабилизировать поставки стеклоизделий стратегическим клиентам, сбалансировать цены, обеспечить стеклотарные предприятия вторичным сырьем и выстроить отношения с естественными монополиями.

Источник: БИЗНЕС-ДИАЛОГ Медиа, № 3/46

01

02